You are viewing russgulliver

russgulliver
«Центр современной литературы" и издательский проект «Русский Гулливер» основаны в 2005 году, ориентированы на издание поэзии, прозы и эссеистики на русском языке вне зависимости от степени ангажированности авторов на книжном рынке. Начав свою деятельность совместно со старейшим в стране издательством "Наука", "Русский Гулливер" в настоящий момент продолжает публикацию книг самостоятельно, выпуская обзорную и мемориальную серии поэзии, а также сборники прозы наиболее значительных авторов, еще не получивших должного приема в нашей культуре. В 2009 году открыта серия "гуманитарных исследований", призванная ознакомить читателей с работой отечественных ученых-гуманитариев. Готовятся серии переводной литературы (поэзия, проза), серия книг для детей, серия античной поэзии и книг русских авторов XII – XVIII в.в.

Далее о Гулливере....Collapse )
 
 
russgulliver
10 August 2014 @ 08:42 pm
Вышла моя новая книжка. Спасибо Евгению Кальчужкину за работу над текстом, Кате Перченковой и Давиду Паташинскому за обложку. Дети тоже постарались: на четветрой сторонке сборника они отпечатали все, что думают про менчя)) Свободу Русскому Гулливеру!! Хунту геть!


http://i914.photobucket.com/albums/ac347/mesyats/43E0431043B043E0436043A04300002_zpse33705f0.jpg
 
 
russgulliver
10 August 2014 @ 02:01 pm


ЦЫГАНКА

Между подброшенных яблок пробирается взвешенной ниткой контур леопарда. Они притягивают его на себя, как все круглое и тяжелое, как ты притянула меня.
Твоему мальчику всегда шесть лет, он стоит со снежком руке, он смеется, у него выбиты зубы. Ты притянула меня потому что я люблю поющих цыганок, их струны и ступни со следом раздавленных змей и медуз. Ты лежала, а я ходил вокруг тебя не понимая, что вижу тебя глазами, как яблоками леопарда, ты тихо дышала и не могла оторваться от моих белых мускулов под синим солнцем.

Потом мы разбивали бочки и на гнутых досках съезжали по сосновым иглам, устилающим спуск, к морю, разрывая рты и рубашку о тернии ажины. Ты не ездила с нами.
Мы жили с тобой в белом доме, который горел. Он горел, как бумага и мы тоже были покрыты огнем как потом. В доме, который горел, я стал тяжелым, и на ноге у меня прорезался еще один палец с когтем. Ангелы прикасались ко мне, когда я ел картошку и глядел на огонь печки. Я знал, что никогда не умру, но ты дразнила меня, насылая кошмары, целуя в колено алым ртом с запахом смолы. Я написал балладу и буквы появляясь , превращались в глаза и сгорали. Я всегда умел писать бессмертные буквы.

Не уходи цыганка, не ложись под казаков ни тогда, ни потом, лучше роди меня снова.
Казаки это смоляные доски, наклоненные, липкие, им лебедь – не крик, а земля – не еда. Борщ да клинок, белое тело, что сгорит под огромной берцовой под ледяной синевой над Доном.

Гробовая доска удлиняет тело – это Адонис ушел снова внутрь дерева, чтобы ты его там любила. Что за ужас я испытал, когда перебежал дорогу перед духовым оркестром траурной процессии! Как пахло в улице раскаленным асфальтом, белели колонны столовой, царапался лавр! Какие птицы и серафимы мне пели в ту ночь, оглушая и зашивая трещины на разорванной криком груди!

Сияет мое сердце сияет, а снежок тает в руке, не уходи от меня цыганское имя, которое превращается в губы, глаза и кости, когда его произносишь. Превращается в меня, говорящего имя, обрастающего собой, как смолой. И вот я бегу, заливаясь светом как песней к белым коленям, к перепелиному пуху, к деревянному дому.
 
 
russgulliver
10 August 2014 @ 12:35 pm


ГЕКСАГРАММА ЧЕЛОВЕК (ЧИТАЕТСЯ СНИЗУ ВВЕРХ)

Слово без имени рождает нас в мир имен движущих stelle и краба
Все еще птица обгоняет ангела заглянув в лицо Янус глядит внутрь дыханья
Он умер волк и возвращается в сердце человека а также арей и фридрих
Зачем содрогаемся мы на постели двустворчатые как перламутр раковины
О Диана Латоны дщерь, осветляющей гениталии богов и зверей
Упор для стопы, Теллус, странник входит к Тиресию в яму постичь вневременье


ПРИМЕЧАНИЯ
Стихотворение построено по принципу первой И-цзина гексаграммы Цянь (Творчество), состоящей из шести сильных линий, а также сориентировано на символические части тела человека –снизу вверх.
1-я строчка-линия – земля, ступни, Одиссей в Аиде вызывает тень Тиресия, чтобы узнать дорогу назад и судьбу. Теллус (лат.) – богиня земли.
2-я строчка-линия – Йесод, подсознание, Луна, все связанное с глубинами пола
3-я строчка-линия – Афродита, Эрос, гениталии.
4-я строчка-линия – солнце, сердце, основа гармонии
5-я строчка-линия – горло, дыхание, вдохновение
6-я строчка-линия – полушария мозга, Эмпирей, последние строки Божественной Комедии, отсылка к начальным стихам Дао Децзина

 
 
 
russgulliver
Самому главному Гулливеру Вадиму Месяцу сегодня пятьдесят лет.

17
фото patashinsky, Пенсильвания, июль 2014


Мы хорошо плывём, оставайся нашим бессменным капитаном.
Радости тебе, и любви, и сил!

Свободу Русскому Гулливеру!
Мы не боимся негра с красной бородой!
 
 
 
 
 
russgulliver
24 June 2014 @ 06:07 pm


ОДИССЕЙ

Вот он стоит и смотрит на свои корявые руки. Может показаться, что это руки какого-нибудь таджика роющего могилы или траншеи, но это руки морехода. Он вкладывал себя в них, изобретатель деревянного коня для дарданцев.  Он вкладывал в них море с чайками, провизию в трюме с крысами, острова и пляжи. Можно вкладывать себя в лицо, а можно и в руки, и тогда они будут похожи на лицо, которое проступает из мозолей и ороговевших от весел суставов. Они словно бы раздаются от больших объемов и зари и криков хорька и черной крови, как рюкзак от котелка и палатки и костра.
Впервые меня научили обклеивать крыло самолета в Горьком, за столом, где мы гнули на огне свечи бамбуковые нервюры, оставляя темный след огня по узкой желтой  полоске дерева. Это чтобы крыло было выпуклым, а потом, мы наклевали на него мокрую папиросную бумагу. Высыхая, она натягивалась и становилась гулкой и белоснежной. Самолет был большим, растопыренным и торжественным.
Над оврагом он толкал его, закрутив резину пропеллера до отказа. В теплом воздухе вечера самолет отрывался от руки и медленно шел между соснами, пересекая розовые полосы теней. Внизу лежат сосновые иголки, спускаясь по холмам все ниже и ниже, упираясь в мощеную булыжником дорогу, а самолет медленно летит над землей, не задевая сосен.
Он вкладывал себя в самолет и поэтому теперь летел отдельно от него, легши на грудь и соскользнув, вытянувшись рубашкой, в воздух оврага, теплый и медленный. Он был прозрачен и розов, как трубка голубиного пера с кровью, если посмотреть сквозь нее на солнце. Чего только не росло теперь на его теле – грибы, словно черепахи, чужие и длинные волосы, какие-то гребни и водоросли, но сам мальчик был бел и гол. Он и сейчас там летит рядом с самолетом, покачиваясь и касаясь его правой рукой, - между рыжих стволов к дороге.
Рука создана для земли и волны. Реже для полета. Если я вкладываю себя в воздух, от меня ничего не остается, потому что как земля смешивается с землей, воздух смешивается с воздухом.
 
 
russgulliver
23 June 2014 @ 12:22 am
ВЫШЕЛ 23 НОМЕР ИЕРУСАЛИМСКОГО ЖУРНАЛА "ДВОЕТОЧИЕ" ЧИТАТЬ - ЗДЕСЬ - http://wp.me/PYtHu-11b

cover1